МИД России ищет новые меры для освобождения Марии Лазаревой

Комплексная дипломатическая защита не исключена российским внешнеполитическим ведомством для защиты российской гражданки Марии Лазаревой, находящейся в тюрьме Кувейта. Об этом сегодня, 4 апреля, заявила на еженедельном брифинге официальный представитель МИДа России Мария Захарова.

Мария Захарова во время брифинга 4 апреля ответила на вопрос корреспондента «Новых Известий» о том, возможны ли меры так называемой «дипломатической защиты» в отношении сидящей в тюрьме Кувейта россиянки Марии Лазаревой.

— Средства дипломатической защиты активно используются Российской Федерацией для защиты прав и интересов своих граждан за рубежом. В то же время нужно учитывать, что государство-нарушитель может проигнорировать дипломатический демарш, отказаться от учреждения арбитража или обращения к посредникам, не признать юрисдикцию международного судебного органа или даже отказаться исполнять его законное решение. Примеров немало, и это не волшебная палочка, это целая система методик и инструментов для решения определенных вопросов, — сказала на брифинге Мария Захарова. — В случае, если государство-нарушитель упорно отказывается от добросовестного урегулирования, в отношении него могут быть ответные меры в рамках права о международной ответственности. Это является крайней мерой и требует соблюдения особой процедуры.

Официальный представитель МИДа также добавила, что в связи с обсуждением «Дела Лазаревой» в публичном пространстве и регулярными запросами, поступающими по этому делу, эксперты дипломатического корпуса России уделили много времени детальному изучению международно-правого термина «дипломатическая защита» и практике его применения.

— В данном случае [в деле Марии Лазаревой] термин «дипломатическая защита» употребим, — подчеркнула Мария Захарова.

Напомним, в мае этого года суд Кувейта приговорил российскую гражданку к 10 годам лишения свободы по обвинению в хищении средств кувейстких государственных инвестиционных фондов. Во время следствия по первому делу было открыто новое уголовное преследование, россиянке дополнительно инкриминируют растрату средств Кувейтского портового фонда. С ноября 2017 года Мария Лазарева находится в тюрьме на территории арабского государства.

На прошлой неделе российский МИД назвал уголовное преследование Марии Лазаревой «правовым произволом». Дипломаты от России, присутствующие на заседаниях суда, отмечают «несостоятельность доказательной базы», которая легла в основу судебного процесса над россиянкой.

Глава МИДа Сергей Лавров поднимал вопрос об этом уголовном преследовании в беседе с главой Кувейта «на полях» заседаний СБ ООН в Нью-Йорке и повторно — на переговорах в ходе рабочего визита в Кувейт 5-6 марта этого года. Российская сторона высказала просьбу об изменении россиянке меры пресечения на домашнее содержание на время судебного разбирательства, которая была проигнорирована. Лазарева остается под стражей.

Вопросы дипломатической защиты регулируются нормами международного права. Они были кодифицированы комиссией международного права ООН путем принятия проектов статей о дипломатической защите. В ст. 1 этого документа дипломатическая защита определяется как «дипломатические меры или применение других средств путем мирного урегулирования со стороны государства, выступающего от собственного имени в интересах физического лица, являющегося его гражданином, или юридического лица, имеющего его национальность, в связи с причинением вреда этому лицу в результате международно-противоправного деяния другого государства». Дипломатические меры охватывают все законные процедуры, используемые одним государством для информирования другого государства о своих мнениях и обеспокоенности, включая протест, просьбу о проведении расследования, переговоры, направленные на урегулирование споров. Иные формы урегулирования могут включать посредничество, арбитраж, обращение в национальный или международный судебный орган. Защита прав и интересов граждан своего государства входит в функции дипломатических и консульских учреждений, представительств, в том числе и российских.

«Дипломатическая защита» считается редко применяемой на практике формой дипломатического воздействия, однако мировой практике известны такие примеры.

Как сообщает ТАСС, в марте этого года глава МИД Великобритании в Джереми Хант использовал механизм дипломатической защиты, чтобы обеспечить интересы сотрудницы фонда Thomson Reuters Назанин Загари-Рэтклифф, находящейся в иранской тюрьме. Британский министр утверждает, что Загари-Рэтклифф не совершала преступлений, за которые была осуждена, однако три года находится в тюремном заключении на территории Ирана. Британские власти всё это время добиваются ее освобождения.

«Принцип дипломатической защиты позволяет одному государству добиваться от другого соблюдения прав и интересов своего гражданина и требовать компенсации в случае их нарушения», — сообщает ТАСС со ссылкой на Форин-оффис. Великобритания не прибегала к данному механизму много десятилетий до случая с Назанин Загари-Рэтклифф.

Наблюдатели отмечают, что, несмотря на многочисленные противоречия между Россией и странами Запада по самым разным вопросам, российский МИД в защите своих граждан за рубежом использует мировой дипломатический опыт, в некоторых случаях и сам является образцом для подражания.

Очередной, 30-й суд над Марией Лазаревой назначен на 21 апреля. Ее защитники надеются, что Марию все-таки выпустят из тюрьмы. Хотя предыдущие заверения официальных лиц Кувейта выполнены не были.

Сюжеты:
Дело Марии Лазаревой

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.