Сергей Вакуленко: на выигранные в конкурсе деньги построим в «Изумрудной долине» храм

По итогам 2018 года русский парк «Изумрудная долина» вошел в топ-10 лучших проектов в сфере туризма России. С этим событием директор парка Сергей Вакуленко связывает большие планы, а именно, начало строительства храма Петра и Февронии на территории долины. Какие проекты еще в планах у руководства парка, а также какие трудности может испытывать бизнес, связанный с туризмом, узнал корр. ИА UssurMedia.

– Сергей Александрович, хотелось бы узнать, почему вы решили участвовать во всероссийском конкурсе, и ожидали ли вы, что попадете в топ-призеров?

– Наверное, здесь нужно благодарить Департамент туризма Приморского края, потому что они выдвинули наш парк на конкурс. Сам я не публичный человек и редко где-то участвую. Когда мне предложили подать заявку, я согласился, хотя думал: «Где мы и где – они (другие участники), ведь парков много, конкуренция огромная, тем более что мы только еще строимся». Но решил, что нужно заявить как-то о себе. И вот после Нового года пришел подарок в виде радостной новости.

Телеграмма. Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

Конечно, это было все очень неожиданно. Я был на Западе и видел разные парки. Исторических, как наш, немного, но по уровню туризма они на ступень выше. В любом случае нам есть чему учиться и к чему стремиться.

– А вы уже решили, на что пойдет выигранный в конкурсе 1 млн рублей?

– Я планирую построить храм Петра и Февронии в парке. У нас есть фигура Порт-Артуровской Божьей Матери, и вот за ней я планирую возвести храм. Конечно, денег на это нужно будет значительно больше: 15-20 млн рублей. Но все равно выигранные деньги позволят начать воплощать эту идею в жизнь, например, заказать проект. А дальше будем потихоньку собирать средства, пожертвования, какие-то спонсорские деньги искать. Можно, конечно, построить все самостоятельно, но, я считаю, эта постройка должна быть народным волеизъявлением души.

– Какие-то еще проекты планируете реализовать в ближайшее время?

– На данный момент мы пришли в себя наконец-то после наводнений, потому что эти два года мы не строили новое, а восстанавливали то, что было. И теперь мы хотим запустить еще несколько проектов.

Первый – это культурный бизнес-инкубатор. Что это? Есть много творческих людей с хорошими идеями, но у них, порой, нет возможности реализовать их. Мы можем, в свою очередь, предоставлять площадку для мероприятий, давать льготные условия реализации проектов и даже вместе с другими предпринимателями оказывать информационную помощь, помогать рекомендациями и советами. А если проекты будут очень удачные, то и финансирование будет.

Русский парк «Изумрудная долина». Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

Второй проект, который у меня уже давно зрел, это военно-патриотический парк «Граница». Но в этом вопросе нам потребуется поддержка государства, я думаю.

Знаю, что сейчас военно-патриотический парк пытаются сделать на острове Русский в музее Ворошиловской батареи. Но там больше наш военный краснознаменный флот представлен. А так как у нас русский военно-исторический парк, мне бы хотелось больше отразить заслуги пограничников, Хасанские события показать, Халхин-Гол, Даманск.

– Это будет еще одна локация парка?

– Да, у нас сейчас есть 80 га земли, из которых задействовано только 15 га. По плану у нас будет развлекательная зона, военно-патриотический парк, затем начнем делать гостинично-ресторанную территорию. Парку еще долго строиться, поэтому будем активно привлекать инвесторов.

– А не решился вопрос с дорогой к «Изумрудной долине»?

– Нам обещают ее в этом году. Как мне объяснили в Департаменте дорожного хозяйства края, деньги уже запланированы на 2019 год. Вроде будет аукцион, и дорогу нам сделают. Но мне уже лет шесть это обещают. Посмотрим, насколько слова с делом сойдутся.

20-метровая сторожевая башня. Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

– Парку уже в этом году будет семь лет, и это довольно большой проект. Наверняка много сложностей возникало за это время. Был ли момент, когда у вас опускались руки, и появлялось желание все бросить?

– Вы знаете, не один раз, потому что иногда бывает очень тяжело, начиная с наводнения и заканчивая недопониманием с местными властями. К тому же не все посетители умеют ценить то, что мы делаем в парке. Бывает, сделаешь бесплатный вход, чтобы дети и взрослые могли провести здесь время, а потом восстанавливаешь то, что разломали некоторые гости.

Я такой же обычный человек, у которого бывают взлеты и падения. Особенно тяжело было после наводнения, когда у нас полпарка смыло. Все проекты рухнули, и пришлось все с начала восстанавливать.

– Что в такие моменты вас заставляет двигаться вперед?

– Я привык всегда доводить дело до конца. Наверное, это пришло ко мне из детства: у нас во дворе в советское время играли в шахматы, и я играл всегда до последнего, даже если уже почти проиграл. Я до последнего бился, пытался что-то найти и находил. Сейчас становишься старше и понимаешь, что выход всегда есть: даже если ты проиграл, ты получил определенный урок. Нужно до последнего стараться, падать, подниматься, но идти дальше.

– Скажите, есть какой-то объект на территории, которым вы гордитесь больше всего?

– Таких объектов два. В первую очередь, это фигура Порт-Артуровской Божьей Матери. Эта фигура не каноническая, потому что у нас женскую фигуру не принято в православии делать таковой. Мы хотели освятить ее, но патриархия не дала добро, а ровно через год грянуло наводнение. Такое чувство, что обещали и не выполнили, и женщина разозлилась. Но это мое такое ощущение. Потом мы, конечно, освятили Порт-Артуровскую Божью Матерь.

Вообще, я считаю, что эта фигура достаточно сильный символ того, что русские пришли сюда, что это наша земля, мы здесь стоим.

Порт-Артуровская Божья Матерь. Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

Второй объект – это наша 20-метровая сторожевая башня, сделанная из бревен. Это уникальное сооружение, по крайней мере, у нас на Дальнем Востоке. Ребята два года ее делали: сначала при помощи крана, потом вручную бревна поднимали. Вот как раньше строили без гвоздей, так и делали.

– Сколько человек в вашей команде?

– Всегда по-разному. Бывает, и 30, и 40 человек. Сейчас, например, команда как-то распалась, и мы скоро будем набирать полностью новый коллектив. В этом тоже есть сложность, связанная с нежеланием работать у многих. Если раньше глаза горели, то сейчас — нет, у людей пропала вера в то, что можно что-то сделать, что-то изменить. Другими словами, чувствуется уныние. А оно очень заразно. Поэтому нужно всегда начинать с изменений внутри себя.

Допустим, я до института был очень скромным и тихим парнем. А потом я сильно изменился. Мне очень многое дали армия и институт, да и в жизни попадались учителя, которые подсказывали, давали советы. Я менялся, и вокруг меня менялся мир, и всего в этой жизни я добился сам, собственными руками. Хочешь быть счастливым – будь им. Все очень просто.

– Скажите, где или как вы черпаете идеи для мероприятий, которые проводите на территории парка?

– Я очень много читаю, люблю фантастику. А фантастика – это полет мысли, там нет ограничений, там много нестандартных идей, от которых можно оттолкнуться. Второе – это история. Третье – это Интернет. Там находим интересную идею и начинаем ее преображать.

Резиденция Деда Мороза. Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

– А приезжают ли к вам в парк гости из Азии?

– Конечно, у нас бывают китайцы, корейцы, японцы. Приезжали также французы и американцы. «Изумрудную долину» успел посетить даже министр культуры Малайзии.

Нам даже предложения от туристических компаний поступают, но я считаю, что для приема иностранных гостей парк не готов. Мы только строимся, многое нужно еще сделать. Средств на это нужно немало, ведь «Изумрудная долина» пока не приносит такой прибыли, чтобы можно было откладывать на что-то. У нас только на отопление зимой уходит больше 100 тысяч рублей, а еще зарплату людям платить надо, ремонт делать. Плюс у нас все-таки сделано все из дерева, и из-за сырого климата оно рассыхается, нужно постоянно что-то доделывать. Так что сейчас парк это больше про хобби, а не про бизнес.

– Расскажите про озеро. Водится ли в нем рыба, и не планируете ли вы делать платную рыбалку?

– Планируем. У нас много озер, в которые я запустил больше 4 тысяч карасей и больше 4 тысяч сазанов, а еще в них есть карпы, змееголовы, сом. После наводнения много рыбы зашло к нам. Сейчас нам нужно для рыбалки место оборудовать специальное, подготовить все, чтобы людям было комфортно. Хочу еще сделать удочки на старый лад, чтобы рыбалка была как в старорусские времена.

Ворота в парк. Фото: Вероника Мурватова, UssurMedia

– Что вам позволяет держаться на плаву, быть на слуху не только у жителей края, но и у приезжих?

– В первую очередь, к нам приезжают люди, которые хотят окунуться в хорошую энергетику, потому что многие устают от города. Я вижу, как в нашем парке люди меняются, по-другому себя ведут, уходят от нас более успокоенными. У нас тут за сопкой бохайцы и чжурчжэни жили: они же выбирали места силы.

Вот и здесь своеобразное место силы у нас. А я, наверно, тут как проводник. Через меня долина реализовывается. Если долине что-то не нравится, то вообще бесполезно что-то делать: будет все ломаться, смываться и т.д., можно смело сворачиваться и начинать другой проект. Я давно понял, что «Изумрудная долина» – это живой организм.

Источник: ussurmedia.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.