Социолог: самые богатые в России — это директора школ и больниц

Об атомизированности российского общества, которая в корне противоречит коллективизму, лежащему в основе левых идей, сказано немало. Социолог Григорий Юдин предлагает обратить внимание и на такой её аспект, как фактическое отсутствие массовых профсоюзов, защищающих права трудящихся.

«Проект борьбы за повышение зарплаты- ровно тот проект, который нам сегодня нужен, — говорит Григорий Юдин в эфире радиостанции «Эхо Москвы». — Потому что часть населения страдает, это люди, которые работают в образовании, в здравоохранении — вот наиболее уязвимые категории, люди, которые много делают для общества, для государства, но ничего фактически от него не получают.

Часто нам рассказывают про то, что, действительно, смотрите: поставлена была задача поднять уровень зарплаты — вот она поднята. Это было сделано за счет перевода огромного количества людей на частичные ставки, что позволяет платить им за ту же самую работу гораздо меньше. Это было сделано за счет радикальной оптимизации, то есть сокращения количества ставок. В этом смысле денег в кубышке стало не особенно сильно больше. Зато в знаменателе цифра поменялась, удалось достичь правильного результата.

И это было сделано за счет радикального перераспределения средств внутри этих областей в пользу администраторов. Кто сейчас самые богатые люди в образовании? Директора школ. Кто самые богатые люди в здравоохранении? Директора больниц. Вот они, мало того, что они явными бенефициарами стали и таким образом, была куплена их лояльность — они кроме этого еще получили колоссальные полномочия по распределению пирога.

Это значит, что вы получаете 20% фиксированные, а 80% зависит от того, оценил ли вас начальник, выполнили ли вы в этом году критерии или по каким-то причинам вам это не удалось. Слушайте, менеджеры по продажам так не работают, чтобы у вас 1 к 4 было, потому что так даже невозможно планировать жизнь. Вы не можете ни кредит взять, ни купить ничего всерьез, ни детей никуда отправить, если у вас один год 20 тысяч зарплата, а другой — 100, если сильно повезет. Так же нельзя жить. Люди живут в состоянии огорошенности постоянно в этих областях.

Одна из основных проблем в этих областях состоит в том, что в них нет профессиональных ассоциаций, какие-то люди извне рассказывают им, как они будут жить, да еще определяют их уровень зарплаты, да еще оценивают их деятельность.

Пытаются формировать некоторые независимые профсоюзы. Временами это удается. Но это большая беда, которая нам досталась в наследство от Советского Союза. Потому что в Советском Союзе все профсоюзы, как известно, были картонными. Они все были подконтрольны государству.

И сегодня существует эта самая федерация профсоюзов России, которая фактически забирает на себя все полномочия. Сформировать сильный профсоюз очень сложно. В некоторых случаях это удается, как, например, в «Шереметьево» — классический случай. Но вы же видите, что творят в этих случаях монополисты. Плюс еще законодательство, в котором сделано всё, чтобы никакая деятельность людей по защите своих прав, никакие забастовки, никакие акции, ничего не было бы законным.

Поэтому когда мне говорят, что Россия — это левая страна, я просто не понимаю, откуда это берется. В любой левой стране самая первая вещь, которая должна быть — это сильные профсоюзы, которые отстаивают свои права, которые могут бастовать. Вы приезжаете во Францию — там все бастуют. Ничего не летает, ничего не ездит».

От себя добавим: позиция социолога прямо совпадает с мнением известной правозащитницы и борца против системы оплаты труда в бюджетной сфере Ирины Канторович, которая неоднократно писала в «НИ» об этой проблеме.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.