Трудное дефиле инвалида Володиной: на подиуме и в жизни

Недавно в Москве прошёл необычный модный показ: на подиум поднялись модели, потерявшие в результате болезни руки и ноги. Женщины демонстрировали разработанную специально для них одежду. Проблемы и беды, с которыми сталкиваются инвалиды в России, остались за кадром дефиле и фотосессии.

Ирина Мишина

Дизайнер Мария Штейнберг и класс её учеников — едва ли не единственные, кто оказался способен на быструю и искреннюю поддержку тех, кто стал инвалидом. Организаторы показа надеются, что он станет ступенькой в программе реабилитации людей после ампутации. Потому что вовремя получить реальную помощь и поддержку инвалиду у нас трудно, практически невозможно. Эта проблема приняла массовый характер: сегодня в России более 12-и млн инвалидов. В большинстве случаев беда становится их личной проблемой.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиАмпутация нижней конечности стала для Натальи Володиной вынужденной необходимостью: онкологическое заболевание не оставляло ей шансов.

…Наталья Володина лечится от онкологического заболевания почти 25 лет. В 17 лет она повредила ногу. Когда пришла к врачу, было уже поздно: в кости развивалась злокачественная опухоль. Когда девушка попала в Онкологический центр им. Блохина, у неё, помимо саркомы, диагностировали опухоль головного мозга. После девяти курсов химиотерапии и нескольких операций процесс удалось остановить. Речь шла даже о выздоровлении. По просьбам врачей Наташа начала консультировать пациентов РОНЦ как психолог. Вскоре в Онкоцентре ей предложили постоянную работу. Она начала жить полной жизнью: каждый день ездила на работу, рисовала замечательные картины, которые до сих пор украшают несколько этажей Онкоцентра, родила двух дочек – Вику и Настю. Правда, вскоре Наташа стала матерью-одиночкой с больной мамой на руках в придачу. Беды сыпались на неё одна за другой, но она не сдавалась. После смерти мамы стало тяжело справляться одной с двумя детьми, но она не опустила руки.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

В течение всех этих 25-и лет врачи делали всё возможное и невозможное, чтобы сохранить Наташе ногу. Несколько раз ей меняли эндопротезы, она прошла около 10 курсов химиотерапии, перенесла 20 операций. Но каждый раз врачи предупреждали: «Ногу рано или поздно придётся ампутировать».

Этот день настал 6 апреля прошлого года. Её хирург, кандидат медицинских наук Владимир Соколовский рассказывает: «Тяжелое для нас решение – ампутация ноги у красивой, жизнерадостной, живущей полной жизнью молодой женщины, матери двоих детей… Учитывая энергичный характер Натальи, мы понимали: в данном случае потребуется дорогостоящий наружный съёмный протез, который будет крепиться к талии. Их изготавливает немецкая протезирующая фирма «Отто Бокк». Вернуть женщину к относительно активной жизни будет нелегко, но возможно».

Прошёл почти год, и на модном показе Наталья Володина появилась без протеза, опираясь на костыли. В чём причина? «Я прошла медико-социальную экспертизу, получила 2-ю бессрочную группу инвалидности», — рассказывает Наталья Володина. – Прошла также индивидуальную программу реабилитации. Меня поставили на учёт на бирже труда, выдали палочки-костыли и зимнюю обувь… Я оплатила временный протез, он обошёлся в 700 тысяч рублей. Конечно, у меня нет таких денег, мы с моими дочками живём на пенсию по инвалидности, это около 12 тысяч рублей в месяц. Я очень благодарна людям, которые откликнулись и перевели на мой счёт в общей сложности 3 миллиона рублей. Отозвались жители Подольска, многих других городов. Это произошло после телепередач и фильмов обо мне. Сначала я должна научиться ходить на временном протезе. Таковы правила. Не могу сказать, что он удобный… Сейчас он в стадии изготовления. Когда протез будет готов и я приспособлюсь к нему, примерно через 2 года мне изготовят биометрический протез за 3 миллиона рублей. Конечно, можно встать в очередь на бесплатный протез, но можно ждать годами и получить не то, что рекомендовали врачи», — рассказывает Наталья.

Итак, изготовление протезов для матери-одиночки из г. Подольска Московской области обойдётся ей в общей сложности в сумму 3 млн 700 рублей. Повторю: эти деньги выделили не в Администрации Московской области и не в руководстве городского округа Подольск, местные социальные службы не вложили в помощь Наталье Володиной ни копейки.

Когда я обратилась в Московское областное отделение Фонда социального страхования РФ городского округа Подольск, где проживает Наталья Володина, то услышала такой ответ: «Мы в курсе того, что произошло с жительницей нашего города. Она имела право подать заявление на приобретение протеза за счёт государства. Однако, за счёт государства – долго, денег в области выделяется на эти программы не так уж много. Быстрее приобрести протез за свой счёт. Однако три миллиона мы точно ей не оплатим. К тому же у нас существует очередь, так что на мгновенное решение вопроса рассчитывать вряд ли стоит. Также протеза фирмы «Отто Бокк», который необходим Володиной, у нас в наличии нет».

Согласно ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» государство гарантирует инвалидам бесплатное проведение реабилитации, получение технических средств реабилитации и услуг за счёт федерального бюджета. За счёт бюджета им положено, если верить документу, и протезирование, и приобретение кресла-коляски с ручным приводом. Как всё это согласуется со словами представителя подольского филиала, обещавшей частичную компенсацию после приобретения протеза за свой счёт, не понятно.

Кстати, к Подольскому филиалу ФСС есть и другие претензии. В откликах на его работу можно прочесть такие отзывы:

Владимир Георгиевич: «Я не могу с июля 2018 получить положенную опорную трость т.к. не заключён контракт на 2018 год. Прошу разобраться»

иринада г.: «Звоню неделю, никто не отвечает, а я хочу узнать по поводу выдачи памперсов для взрослых, или опять перебои, выдадут на 3 месяца, а дальше жди полгода? И так всегда…»

Не понятно и другое. Почему семья Натальи Володиной из трёх человек, один из которых инвалид, проживает на втором этаже ветхого дома, абсолютно не оборудованного для инвалидов, к тому же в однокомнатной квартире? Ведь согласно ст. 17 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», право на дополнительную жилую площадь имеют люди, у которых отсутствуют нижние конечности или имеются заболевания опорно-двигательной системы, требующие применения инвалидных кресел-колясок. Почему женщина-ампутант, передвигающаяся без протеза, на костылях, ежедневно отвозит в школу и забирает оттуда детей, а потом доставляет их домой с риском для жизни?

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиНаталья Володина проживает на втором этаже ветхого дома в однокомнатной квартире. Дорога, ведущая к дому — сплошной лёд. Ходить по ней на костылях — значит всякий раз подвергать себя опасности.Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиПоднимаясь по лестнице на костылях, Наталья несколько раз едва ужерживала равновесие.Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиЧитайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиПосле ампутации Наталье Володиной стало трудно передвигаться и обслуживать себя в маленькой однокомнатной квартире, где помимо нее живут две ее маленькие дочки.

«У дома очень скользко, костыли скользят… Дом наш старый, ветхий, мы живём на втором этаже. Подниматься туда на одной ноге очень тяжело. Несколько раз теряла равновесие, балансировала в воздухе, но как-то удержалась, не упала с лестницы… Главное для меня сейчас – вторую, здоровую ногу не сломать. В органы соцзащиты я не обращалась. Был случай, пришла однажды туда за помощью, попросила соцработника в помощь, чтобы в магазин ходил хотя бы, а они завели разговор о том, что детей могут отобрать, если мне так сложно. Ютимся мы в однокомнатной квартире втроём. Раньше я подрабатывала немного заказами на картины как художник, но когда на таком маленьком пространстве двое маленьких детей, сушить картины просто невозможно – кто-то из девочек то мячиком попадет, то уронит. После ампутации в квартире мне стало не удобно передвигаться и обслуживать себя. Судите сами, ванная комната устроена так, что надо раздеться перед тем, как зайти туда, площадь туалетной комнаты ограничена. В 2004 году я подала в отдел учёта и распределения жилья Подольска все необходимые документы с указанием кода моего заболевания, который давал мне право на получение дополнительной жилплощади. РОНЦ им. Блохина, где я проходила лечение, направил также письма в администрацию Подольска, с полным пакетом документов и сотней подписей врачей Онкоцентра. Его руководство неоднократно обращалось к представителям администрации Московской области, к председателю Московской областной думы Игорю Брынцалову, но в результате я до сих пор ничего не получаю, кроме отказов», — рассказывает Наталья Володина.

Я поинтересовалась в отделе учёта и распределения жилья Администрации городского округа Подольск, почему инвалиду 2-й группы, ампутанту, матери-одиночке, проживающей с двумя малолетними детьми в однокомнатной квартире на втором этаже ветхого дома, Наталье Володиной, не предоставляется в соответствии с законом положенная ей жилплощадь, несмотря на то, что она с 2004 года стоит в очереди на её получение.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Консультант отдела учета и распределения жилья Галина Алексеевна Калитина объяснила это так: «Тот факт, что гражданка Володина до сих пор не получила жилплощадь, может объясняться тем, что она не предоставила справку с кодом заболевания, который позволяет ей стать «первоочередником» в получении квартиры. Есть ещё одно обстоятельство: это объединение нескольких муниципальных образований в городской округ Подольск. Народу в городском округе стало больше, гражданка Володина могла отодвинуться».

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Какие «коды» заболеваний отдел распределения жилья Подольска считает необходимыми для первоочередного получения жилья, «эксперт» Калитина мне не пояснила. Зато это обстоятельно пояснил в своём письме в администрацию г. Подольска академик РАН, долгое время работавший заместителем директора РОНЦ им. Блохина профессор М. Алиев. Вот выдержки из многочисленных писем и обращений руководства Онкоцентра в администрацию г. Подольска.

«Володина Наталья Владимировна, 1976 г.р. находилась на лечении в ФБГУ «РОНЦ им. Н. Блохина» с 1993 г. по настоящее время. 36 раз — по поводу заболевания костей (шифр 40.1 и 40.2) и заболевания крови (шифр 203) с патологическими переломами костей, эндопротезированием левого тазобедренного сустава, остеомиелитом и установкой тотального эндопротеза. Больной проводились многократные курсы химиотерапии, облучения. В 1994 г. больной проводилась трансплантация костного мозга с последующими химиотерапиями. Заболевание Володиной Н.В. входит в перечень заболеваний, дающих право инвалидам на дополнительную жилую площадь в виде дополнительной комнаты».

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Вообще, с продвижением Натальи Володиной в очереди на получение жилья происходят какие-то загадочные и необъяснимые вещи. Встав на учёт по улучшению жилищных условий в 2004 году (на тот момент в однокомнатной квартире проживали 3 человека: Наталья и её родители), она некоторое время числилась «первоочередником», а потом из этого списка была исключена «на основании общественной комиссии по жилищным вопросам администрации г. Подольск и постановлением главы г. Подольск от 22.03.2006 года».

После этого коллектив Онкологического центра направил письмо в адрес председателя Московской областной думы И. Брынцалова. В нём, в частности, говорится: «Коллектив РОНЦ им. Блохина просит Вас принять участие в защите законных прав на улучшение жилищных условий инвалида 2 группы, одинокой матери двух малолетних детей Володиной Натальи Владимировны. Согласно справке из Российского Онкологического научного центра им. Блохина Володина имеет право на первоочередное получение жилья и право на дополнительную площадь в виде дополнительной комнаты на основании Постановления Правительства РФ от 16.06.2006 г. №378. Также, согласно Жилищному кодексу РФ, ст.57, имеет льготы и право на улучшение жилищных условий» .

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиРедакция "Новых Известий" обратилась в Администрацию Московской области и в отдел учета и распределения жилья городского округа Подольск с вопросом, на каком основании инвалиду -ампутанту 2 группы Наталье Володиной не предоставляется вне очереди муниципальное жилье.

Пока идёт эта бесконечная переписка, Наталья Володина рискует повредить единственную здоровую ногу, упасть, разбиться, получить травму. А ещё она не имеет возможности работать на дому, потому что какая надомная работа в малогабаритной «однушке» с двумя маленькими детьми?!

Как помочь Наташе Володиной? Думаю, ей нужен хороший адвокат, который займётся всеми необходимыми формальностями. Разумеется, пенсия по инвалидности в 12 тыс. рублей не покроет эти расходы. Но ведь, в конце концов, у нас есть в Госдуме комитет по охране здоровья, есть целое Министерство здравоохранения, есть Минздрав Московской области, также в Московской области есть Уполномоченный по правам человека, а еще у нас в стране в стране – несколько десятков благотворительных фондов. К тому же губернатор Подмосковья Андрей Воробьев поставил задачу войти в пятерку лучших регионов по созданию доступной среды для инвалидов, а первый заместитель председателя правительства Московской области Ольга Забралова любит повторять: «Повышение качества жизни инвалидов является одним из приоритетных направлений социальной политики Московской области. В регионе разрабатывается новая концепция доступного пространства для инвалидов: важно создать доступную среду там, где она действительно необходима».

Неплохо было бы начать с одного конкретного примера. Например, приехать госпоже вице-премьеру Забраловой в гости к инвалиду, матери-одиночке Наталье Володиной и на деле понять, как осуществляется задуманная и широко разрекламированная правительством Московской области программа помощи инвалидам.

КСТАТИ

Анализ статистики инвалидов по стране показывает, что у нас их гораздо меньше, чем в европейских государствах. Отечественные показатели одни из самых низких в мире. Но вряд ли это так. Причина, вероятно, кроется вовсе не в том, что у наших сограждан прекрасное здоровье. Просто для того, чтобы получить, а потом ежегодно подтверждать свою инвалидность, людям с ограниченными возможностями приходится зачастую вступать в борьбу с несовершенной системой. Многим больным просто отказывают в присуждении недееспособности. Для того, чтобы отказать в полагающихся по закону льготах.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.