Юлий Карасик: режиссер советский, но не совсем

Завтра, 24 августа, режиссёру Юлию Карасику (1923-2005) исполнилось бы 96 лет

Марина Птушкина

Ирония судьбы — именно 24 августа в Москве пройдёт Ночь кино, на которой намерены показать три фильма, имеющие к подлинному кинематографу мало отношения (или, извините, вообще не имеющие).

Сделали бы лучше ретроспективу Карасика, который действительно относился к кино как к искусству…

Карасик снял 12 фильмов, которые и сегодня вполне смотрибельны.

То, что Карасик — мастер, стало ясно уже по самому первому его полнометражному фильму «Ждите писем» (1960).

Его второй фильм, «Дикая собака Динго», получил в Венеции один из почетных призов. Такие успехи советского кино на Западе можно по пальцам пересчитать. Исполнительницу роли Тани Сабанеевой Галину Польских при встрече погладил по лицу Федерико Феллини, видимо, тронутый ее исполнением…

А потом у Карасика были ещё несколько мастерски снятых фильмов: «Человек, которого я люблю», «Шестое июля», «Чайка», «Стакан воды».

Вот, правда, «Шестое июля» (1968) стоит в фильмографии Карасика особняком. Только желание написать о режиссёре подвигло меня на просмотр этого фильма. Он снят к годовщине мятежа левых эсеров 1918 года. Снят под документ, как и всегда, высокопрофессионально, с потрясающим актёрским ансамблем.

Изображая вождя, авторы следовали концепции, принятой в 60-е годы: Ленин — хороший, Сталин извратил и осквернил идеалы социализма, нарушив «ленинские нормы». Тогда, впрочем, это было широко распространенным заблуждением. То, что Ленин – преступник, а не скромняга-человеколюб, стало понятно значительно позже.

Интересно, что одна из главных тем фильма «Шестое июля» — тема Брестского мира и Украины. И, конечно, авторы не стали карикатурно изображать противницу Ленина, Марию Спиридонову: Алла Демидова сыграла ее как женщину сильную, достойную противостоять такому монстру как Ильич, Правда, не станем лукавить, здесь он монстром не выглядит – тогда эта икона еще не была поколеблена. Не выглядит монстром и Спиридонова, хотя известно, что она была террористкой и убийцей, мечтавшей о «мировой революции», совершенно убежденной фанатичкой: но эти акценты тоже сглажены.

Однако «Шестое июля», хоть и был соцзаказом, отличался от других агиток того времени: пусть там и не было ни слова правды.

Карасику же лучше удавались фильмы лирические, а не партийная заказуха.

Он был мастером, но не был новатором формы. Его новаторство — это новаторство содержания. В фильмах о современности он свел на «нет» производственную тему. Его интересовали взаимоотношения и чувства, даже если эти люди обретались на великих стройках и вкалывали с утра до вечера на «благо родины».

Уже в первом фильме «Ждите писем» он сломал сценарный стереотип, принятый в те времена: как правило, в фильмах действовала парочка главных героев, в центре — история их любви, остальные — на подпевках. У Карасика все персонажи главные, за каждым — своё прошлое, иногда драматичное, иногда тёмное, иногда -армейское. Александра Завьялова, лучшая femme fatale советского кино, играет нелюбовь к персонажу Анатолия Кузнецова. И в результате именно его — якобы хапугу и любителя зашибать деньгу – жалеет зритель.

Ибо в фильмах Карасика нет «положительных» и «отрицательных» героев. Человек сложен, непредсказуем, часто глубоко несчастен, одинок и снедаем комплексами, несчастлив, но… держится. Да и куда ему деваться? Тем не менее человек, по Карасику, не всегда способен понять не только других, но и самого себя. В таком взгляде — новизна и прелесть этих фильмов. После тяжелого морализаторства фильмов пятидесятых картины Карасика – как свежий воздух, ибо они – человечны, а не схематичны. Он тонкий режиссер, чувствующий природу человека.

Потому-то я так люблю пересматривать его фильмы. Ибо нет-нет, да увидишь что-то незамеченное ранее, какой-то штрих, намёк, нюанс… Ну, например: когда же, в какой момент, героиня Тамары Сёминой («Человек, которого я люблю») поняла, что влюбилась в отца своего парня? И почему она бежит от любви?

Надо ещё раз посмотреть — возможно, я что-то наконец пойму…

Вообще и в советском кино, вроде бы страшно идеологизированном, попадались такие феномены, как Юлий Карасик или, например, Михаил Калик или Марк Осепьян.

За парадным фасадом идеологически выдержанных картин существовали и такие, как «Ждите писем» или «Три дня Виктора Чернышова» Осепьяна, или «До свиданья, мальчики»!» Михаила Калика.

Все они – как будто параллельная вселенная, параллельная история советского кино. Тем и ценны.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.