Взрыв газа или теракт: скрывают ли от нас правду о магнитогорской трагедии?

Несколько изданий опубликовали версию новогодней трагедии в Магнитогорске со ссылкой на расследование Интернет-проекта "База". Его журналисты утверждают, что это был теракт. Следственный комитет продолжает говорить о взрыве газа. Почему спустя три недели общество так и не пришло к единой версии?

Также сегодня стало известно, что «Исламское государство» (террористическая группировка, запрещенная в России) взяла на себя ответственность за взрыв дома в Магнитогорске. Террористы объясняют свое молчание о теракте в течение почти трех недель соображениями безопасности для преступников, устроивших взрыв. В Следственном комитете тем временем в очередной раз призвали не верить версиям о теракте и подчеркнули, что следов взрывчатых веществ на месте взрыва по-прежнему не обнаружено.

Напомним, что утром 31 декабря прошлого года взрыв разрушил целый подъезд многоэтажного жилого дома в Магнитогорске. Жертвами трагедии стало 39 человек. На следующий день в том же городе сгорела маршрутка, где погибло ещё 3 человека. Сторонники версии теракта склонны считать, что оба этих происшествия, а также находка взрывного устройства в одной из урн города на автобусной остановке и, якобы, проводившиеся в городе спецоперации по проверке документов в ряде домов — звенья одной цепи.

Руководитель Института политических исследований, политолог Сергей Марков:

— Властям, безусловно, как раз выгоднее сказать, что это теракт, а не взрыв бытового газа. А вот оппозиции как раз выгоднее говорить, что это был теракт. Поскольку оппозиция хочет представить дело так, что российские власти не выполняют свои обязанности, а самое главное — продвигается идея, что российские власти обманывают.

Если бы власти заявили, что это был теракт,то оппозиция наоборот находила бы причины, что это не теракт, что нас опять обманывают, а на самом деле это взрыв бытового газа. Просто информационная компания с целью доказать, что российские власти врут.

— Египетские власти справедливо опасались, что если выяснится, что в небе над Синаем произошел теракт — то это приведёт к прекращению поездок российских граждан на отдых на курорты Египта, что нанесет ущерб туристической отрасли страны. И потому они очень просили, чтобы без достаточных оснований не заявлялось, что это был теракт. И само расследование там вели не российские, а египетские власти, и они всячески старались найти другие варианты. Вот египетские власти совершенно точно были заинтересованы, чтобы не всплыла версия теракта. Там была конкретная причина, был конкретный механизм.

Максим Шевченко, журналист, общественный деятель:

— Что касается запрещенного в России ИГИЛ,то я считаю — это полная туфта.Написать в Интернете на арабском какую-то листовочку может каждый идиот. Пусть мне скажут где пресс-центр этой организации? Так что что касается расследования о версии теракта — мне она кажется высосанной из пальца. Я не понимаю, на что опираются. Когда нет заявления пресс-центра ФСБ о теракте, то я не верю ни в какой теракт.

Это именно взрыв бытового газа. Потому что те, кто топит за теракты — не могу понять, в чем их выгода? Мы читаем — это страшно, детективно, но по сути «одна бабка сказала». Зачем пресс-центру Национального антитеррористического комитета (НАК) было бы скрывать правду о теракте? Они моментально ухватились бы за нее и там было бы уже 25 арестованных. Нет логики -зачем ФСБ скрывать наличие теракта? Мне это никто не объяснил еще. Наличие терроризма им было бы наоборот выгодно, потому что иначе не объяснить — раз его нет, то зачем такие спецслужбы и такие расходы на них? Когда взорвался самолёт над Синаем, спустя не такое уж большое количество времени признали, что это был действительно теракт.

Но в силовым структурах есть противоборство двух «контор». Там есть Центр по противодействию экстремизму (ЦПЭ), который тесно связан с полицией, а есть ФСБ и НАК, которые занимаются борьбой с терроризмом. Так как ЦПЭ хотят расформировать,то, возможно, они и инициируют эту кампанию — вот, мол вы тут отказываетесь от борьбы с экстремизмом, а на самом деле тут ого-го сколько страшных таджиков ходит между нами готовя гексоген.Но это не доказательства для меня, НАК не скрывает такие вещи, ему это не выгодно. Что за источник в силовых структурах рассказал журналистам сенсационные подробности? В этих структурах не бывает источников, которые раскрывают такие данные на момент оперативной разработки. Такой слив если идет — то специально. Кто это слил? ФСБ это не сливала, ФСБ выгоднее опубликовать пресс-релиз чем плодить слухи. Значит, кто-то другой. А кто другой? Между ЦПЭ и ФСБ существует некая конкуренция. Не исключаю, что происки конкурирующих спецслужб.

В чем смысл сокрытия теракта? Чтобы не пугать людей? Нет,это неправильно, потому что в случае террористической угрозы надо быть всем наоборот внимательнее,обращать внимание на подозрительных людей, на машины, которые паркуются-подъезжают туда, где их раньше никогда не бывало. Нет необходимости не пугать людей, это абсурдная задача.

Да и невозможно утаить наличие гексогена. Если это был взрыв гексогена — его частицы были быв радиусе километра,даже если взрыв был внизу и завален камнями. Говорят,было самодельное взрывное устройство в урне. Но это рассказы. Покажите нам его, это устройство.

А еще меня смущает, что в той статье пишут, что люди, якобы устроившие теракт,были в разработке. А кто их тогда разрабатывал? ФСБ, ЦПЭ? Это и есть те моменты, которые меня смущают и потому я буду ждать официального сообщения, информации НАК я доверяю.

Павел Пряников, историк, журналист, создатель телеграм-канала «Красный Сион»:

— Властям однозначно выгоднее признать, что это взрыв бытового газа, а не теракт и сразу по нескольким причинам. Во-первых, чтобы не было народного недовольства, паники — ведь люди будут бояться, что подобное может произойти в любом многоквартирном доме, в любом городе. Что везде могут появиться террористы, которых сложно вычислить и за которыми нет никакого надзора.

Отсюда и вторая причина — в последние годы спецслужбы получили огромные полномочия, это обосновывали именно необходимостью борьбы с террористами. Было принято много законов и постановлений о контроле за Интернетом, заблокирован тот же Интернет-мессенджер Telegram именно с обоснованием, что там общаются террористы. А выходит — всё впустую? Спецслужбы так и не могут предотвращать теракты?

Ну и, наконец, если это взрыв газа — то определенным людям можно впоследствии и заработать. Например, обязать всех установить в квартирах легко вылетающие от взрывной волны стеклопакеты, газоанализаторы. Каждый анализатор стоит 10 тысяч рублей, домохозяйств, использующих бытовой газ, в России — около 30 миллионов. Это целый рынок на 300 миллиардов рублей.

Илья Гращенков, политолог:

— Должна быть какая-то,озвученная государством, чёткая позиция. Либо идёт следствие и тогда все остальные версии являются какими-то конспирологическими или контрпропагандистскими, либо идёт следствие в отношении гражданских лиц, которые допустили трагедию. Она может быть бытовой, типа каждый может включить газ, поднести спичку и всё взорвётся или системной проблемой, в которой виноваты муниципальные власти, бытовые службы и так далее. Которые не проводили вовремя ремонт, но тогда ниточка ведёт уже к губернатору как к конечной инстанции,за всё ответственной.

Сейчас поскольку в стране сложилась некая ситуация не то чтобы распада вертикали власти, но по крайней мере появляются элементы с интересами, отличными от другой вертикали власти. Например, у силовиков может быть один интерес, а у гражданских властей — другой, у федеральной власти — третий, а у конкретного губернатора — четвёртый. Поэтому какая-то чехарда версий может быть связана ровно с этим. С тем, что у нас любой повод стараются начинить псевдополитической начинкой.

В свое время теракты в Беслане привели к закручиванию гаек во внутренней политике. Одно с другим не очень связано,но тем не менее повод был использован. Сейчас ситуация обратная: если какие-то теракты и были,то властям не с руки наводить панику среди населения на тему что государство не может контролировать террористическую угрозу на своей территории. Поскольку уже были теракты и в Волгограде,и в Санкт-Петербурге и власть продемонстрировала лишь свою неосведомлённость и растерянность.

И потому можно предположить, что если и был теракт — властям лучше его не признавать. Но с другой стороны можно предположить, что есть какие-то люди во власти, которые сочли бы теракт прекрасным поводом еще что-нибудь где-нибудь подвернуть. Поэтому чехарда версий, возможно, с этим и связана.

Не будучи следователем я не могу знать, был там теракт или нет. Но могу предположить, что любая попытка пристегнуть за уши террористическую угрозу связана с интересами какой-то группы создать если не панику, то атмосферу тревоги, чем потом можно будет оправдать какие-нибудь ужесточения или отставки каких-либо персон.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.